Всего просмотров

yafedka. Технологии Blogger.
Показаны сообщения с ярлыком Моисей. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Моисей. Показать все сообщения
среда, 3 октября 2012 г.

Моисей

часть 6. К земле обетованной.


Прошло совсем немного времени после беспорядков в пус­тыне Фаран,  как  в  еврейском стане опять поднялся ропот.На этот раз выступление было направлено в основном против свя­щенника Аарона и его сыновей-священников. Бунт возглавили Корей из колена Левиина, Дафан и Авирон из колена Рувимова. К ним присоединились двести пятьдесят именитых людей, на­чальников еврейского народа. Бунтовщики вознегодовали на то, что священство предоставлено только племени Аарона, и требова­ли, чтобы из всех колен выбирались священники. Они собрались перед шатрами Моисея и Аарона и громко их укоряли: «Полно вам; все общество, все святы, и среди их Господь! почему же вы ставите себя выше народа Господня?». Моисей вы­шел к собравшимся и, желая их успокоить, сказал Корею: «...Ты и все твое общество собрались против Господа. Что Аарон, что вы ропщете на него?.. Вот что сделайте: ...возьмите себе кадильни­цы и завтра положите в них огня и всыпьте в них курения пред Господом (перед Скинией.); и кого изберет Господь, тот и будет свят».

На другой день к Скинии со своими кадильницами собрались все бунтари, кроме Дафана и Авирона. Эти двое возмутителей да­же не нашли нужным откликнуться на приглашение Моисея и через посланных гордо заявили ему: «Не пойдем! Разве мало то­го, что ты вывел нас из земли, в которой течет молоко и мед, что­бы погубить нас в пустыне? И ты еще хочешь властвовать над на­ми? Привел ли ты нас в землю, где течет молоко и мед?.. Глаза людей сих ты хочешь ослепить? Не пойдем!».
Такой ответ ясно свидетельствовал, что религиозный протест уже перешел в политический. Горько и тяжело было слушать вождю такие несправедливые упреки. И вот, когда восставшие против законных носителей священства подошли с дымящими кадильницами к храму, внезапно над Скинией явилась слава Господня. Господь хотел поразить весь народ, стоящий у Ски­нии, но Моисей и Аарон умолили Господа пощадить невинов­ных. Тогда Господь повелел Моисею, чтобы народ отошел от ша­тров Корея, Дафана и Авирона. Люди послушались Моисея и отошли от шатров бунтовщиков. В это время по слову Моисея земля расступилась и поглотила Корея, Дафана и Авирона со всем их имуществом, а всех остальных заговорщиков попалил огонь, ниспосланный Господом. Суровое наказание, однако, не устрашило и не вразумило людей, а напротив - вызвало еще большее возмущение. На дру­гой день народ собрался у Скинии и стал обвинять Моисея и Аа­рона в гибели лучших людей Израиля. 
Но вдруг над храмом явилась слава Господня, и Господь стал поражать израильтян. На этот раз не помогла и пламенная молитва вождя за свой на­род. Моисей, видя, что Господь не принимает его молитвы, по­велел Аарону взять кадильницу и кадить между умирающими и живыми. И только благодаря этому Господь прекратил пора­жать людей. В этот день погибло около пятнадцати тысяч чело­век. Так печально закончилось восстание израильтян против своего вождя и Богом утвержденных священников.
Чтобы в еврейском народе окончательно прекратился спор о том, кому на самом деле принадлежит священство, Господь по­велел Моисею взять у начальников колен жезлы и положить их в Святая Святых перед Ковчегом Завета. «И кого Я изберу, - ска­зал Господь, - того жезл расцветет...». Всех жезлов было двенадцать. На жезле, принадлежащем колену Левиину, бы­ло вырезано имя первосвященника Аарона. На следующий день к храму собрался весь народ. Моисей в торжественной обстановке взял в Скинии все двенадцать жезлов и вынес их к народу. И вот тысячи израильтян явились свидетелями чуда. Жезл, который принадлежал Аарону, «расцвел, пустил почки, дал цвет и принес миндали». Это было явным подтверждением того, что Аарон и его сыновья являются Богом избранными носителями священства. С этого времени народ смирился перед волей Божией и больше не осуждал род Аарона за привилегии, данные ему Богом. По пове­лению Божию прозябший (проросший) жезл Аарона был положен перед Ковчегом Завета.

Приближался сороковой год странствования евреев по пусты­не. Недалеко от Кадеша, в пустыне Син, умерла Мариам, сестраМоисея и Аарона. Здесь израильский народ еще раз испытал бед­ствия от недостатка воды. Нетерпеливые израильтяне подняли на Моисея и Аарона ропот. Тогда братья обратились с молитвой к Богу, и Господь сказал Моисею: «Возьми жезл и собери обще­ство, ты и Аарон, брат твой, и скажите в глазах их скале, и она даст из себя воду...».
Моисей собрал весь народ, взял жезл и вместе с братом подо­шел к скале, чтобы совершить чудо; но увы, на этот раз Моисей и Аарон проявили маловерие. Обращаясь к жаждущей многоты­сячной толпе, Моисей сказал: «Послушайте, непокорные, разве нам из этой скалы извести для вас воду?». И все же, преодолевая свое сомнение, Моисей два раза ударил жезлом по скале - и совершилось чудо, из горы забил родник свежей гор­ной воды. Люди и скот утолили жажду, но Моисей и Аарон за свое маловерие были наказаны Господом. Обращаясь к ним, Гос­подь сказал: «За то, что вы не поверили Мне, чтоб явить святость Мою пред очами сынов Израилевых, не введете вы народа сего в землю, которую Я даю ему».
Живя среди маловерного и неблагодар­ного народа, не удивительно, что наконец и сам Моисей на не­которое время поколебался в когда-то святой и несокрушимой надежде на помощь Божию. Поэтому случай в пустыне Син ре­шил его судьбу. Он должен был вместе с братом Аароном и со всем старшим поколением народа сложить свои кости в пусты­не. Новое поколение должен был вести и новый вождь.

Прошло сорок лет с того дня, как израильтяне покинули границы Египта. Старое поколение, вышедшее из Египта, посте­пенно вымирало. За это время подросло новое поколение, воспи­танное в пустыне и не знавшее удобств городской жизни. С этим новым, закаленным в пустыне народом, Моисей и направился к границам Ханаана для завоевания обетованной земли.
На восток от Кадета находилось царство Едом, где жили по­томки Исава. Территорию этого царства пересекала удобная для караванов дорога, которую называли Царской. Моисей отправил к царю Едомскому послов - просить, чтобы тот пропустил их че­рез свою землю, причем Моисей клялся, что будет строго дер­жаться Царской дороги и сполна заплатит за воду и корм для скота. Но царь, уверенный в своем превосходстве, ответил по­слам отказом и немедленно выставил у границы войска. Борьба с могучим царем была не в интересах Израиля, поэтому Моисей решил обойти Едом с юга, проследовать на север вдоль его вос­точной границы и таким путем добраться до левого берега Иор­дана, за которым простиралась земля обетованная.
Едва израильтяне собрались в поход, как заболел первосвя­щенник Аарон. Моисей по повелению Божию на глазах всего народа возвел умирающего первосвященника на гору Ор. Там Моисей снял с Аарона первосвященнические одежды и облачил в них Елеазара, третьего сына Аарона. Так впервые совершился обряд передачи первосвященнического звания от отца к сыну. Аарон умер на горе Ор и был там оплакан и погребен.
От берега залива Акаба израильтяне свернули на север, обо­гнули враждебный Едом и с боями стали продвигаться к восточ­ному берегу Иордана. Вскоре евреи завладели всем Заиорданьем, вплоть до озера Геннисарет. Теперь у них была удобная база для нападения на Ханаан, и Моисей приказал сосредоточить войска в Моаве на восточной стороне берега Иордана. На противополож­ном берегу, верстах в двенадцати от реки, возвышались грозные твердыни Иерихона, который как бы держал в своих руках клю­чи к земле обетованной.

С ужасом смотрели моавитяне на неотвратимое нашествие. Рассказывают, что моавитский князь Валак, не решаясь оказать сопротивление незваным пришельцам, в страхе прибегнул к колдовству. В то время огромной популярностью пользовались прорицатели из Вавилона, жившие во всех восточных странах. Валак решил обратиться к одному из таких кудесников, по имени Валаам, с просьбой подняться на вершину и оттуда произнести проклятие на кочевников. Он был уверен, что анафемы колдуна принесут гибель Израилю.
Но даже и в этом предприятии Валак не преуспел. Когда перед вавилонским заклинателем с крыши храма Ваала открылся вид на холмы, усеянные палатками израильтян, он отказался выполнить просьбу Валака. Вещун привык повиноваться лишь своему внутреннему голосу, а тут, очевидно, он почувствовал, что в этом кочевом народе, вторгшемся в Палестину, заключены великие силы и его ждет славное будущее. Вместо того чтобы произнести магические проклятия, он благословил пришельцев и после этого скрылся, к немалому разочарованию Валака. Впрочем, он дал моавитянину добрый совет не относиться к Израилю как к врагу, а постараться сблизиться с ним и заключить с ним союз. Вероятно, его совет возымел действие. Постепенно местное население перестало бояться кочевников и вошло с ними в дружеские отношения. Язык у них был общий, и те и другие были евреями и сознавали себя братскими племенами. Но это мирное содружество оказалось чреватым опасностями. Моавитяне целиком восприняли ханаанскую культуру. Они не только приносили своему богу человеческие жертвы, но и предавались открытому распутству во время праздников.

И вновь, как во время поклонения золотому тельцу, Моисей мог видеть, что его люди увлечены сладострастным языческим культом и забыли о всех заветах и клятвах. На веселом празднике Бога Ваал-Пеора многие израильтяне предавались разврату и без смущения приносили жертвы перед идольскими алтарями. Таково, казалось, было печальное завершение многолетнего Моисеева руководства народом. Вновь, как и тогда, у подножья Синая, Моисею пришлось идти на крайние меры, и левиты жестоко наказали забывшихся.
Согласно преданию, именно в это время в Моаве Моисей вновь заключил Завет с Богом и заклинал народ не соблазняться языческими верованиями. Он призывал разрушать все идольские жертвенники и строго следить за чистотой веры.
Тем временем наиболее воинственные колена Израиля не желали больше прозябать в Моаве. Они устремились на север и вторглись в Заиорданье, разрушая крепости и тесня хананеев. Так было положено начало развалу племенного союза Бене-Исраэль. Колена Махир, Иаир, Рувим и Гад осели на злачных пажитях левобережья Иордана, предоставив остальным своими силами добывать себе земли. Но это не могло остановить движения израильтян. Их исторический час пробил. Началась эпопея завоевания Обетованной Земли.
Как страстно должен был мечтать старый вождь о том, как поведет своих неразумных детей туда, куда обещал их привести много лет назад! С вершины моавитской горы Нево седовласый старец всматривался в зеленые равнины, раскинувшиеся за Иорданом. Кто знает, какие мысли проносились тогда в его уме? Во всяком случае он мог быть доволен. Цель его достигнута: он вывел народ, избранный Ягве, из земли Мицраим, привел его к горе Божией, руководил им и боролся с ним, воспитывал его. Много раз он был на волосок от смерти, много раз его ждало горькое разочарование, охватывала неуверенность в своих силах. Теперь все испытания позади. Он научил этих людей всему, дал им законы, превратил их из толпы рабов в народ. Земля Авраама, земля, текущая молоком и медом, обещанная Богом, — здесь, у его ног. А он, пророк, учитель и вождь, несмотря на преклонные годы, еще полон душевных и физических сил. Теперь ему оставалось пересечь этот сверкающий и извилистый рубеж — Иордан, за которым начинается желанный Ханаан! Но в этот момент завеса истории внезапно опускается и скрывает от нас могучую фигуру Моисея...








воскресенье, 30 сентября 2012 г.

Моисей

часть 5. Путь длинной в сорок лет.


Целый год стояли лагерем израильтяне у горы Синай. За это время в стане произошли громадные перемены. Благода­ря стараниям Моисея бесформенная масса еврейского племени превратилась в общество, руководимое иерархией чиновников. Высшая законодательная власть принадлежала Богу, поэтому в это время в еврейском народе формой правления была теокра­тия, т. е. Богоправление. Нормы совместной жизни стали опре­деляться правовыми предписаниями.
Но самое главное - с этого времени израильский народ всту­пил в союз с единым, истинным Богом и стал богоизбранным народом, мессианская роль которого заключалась в ревностном хранении и распространении истинной религии среди языческо­го мира. Конечно, трудно было Моисею сразу поднять этот жестоковыйный народ «с необрезанными сердцами» на высокую ступень религиозной жизни, нужно было еще много времени, чтобы отучить его от идолопоклонства, научить истинам веры и повести по пути нравственного совершенствования.

Наступил второй год после выхода евреев из Египта. В двадцатый день второго месяца облако присутствия Господ­ня поднялось над Скинией. Это был знак, по которому евреи должны были собираться в путь. Заиграли серебряные трубы. Израильтяне свернули шатры и двинулись на северо-восток, к границам обетованной земли. Длинная колонна странников шла в заранее установленном порядке.
Шествие открывали левиты, они несли на шестах Ковчег Завета, разобранную Скинию и священные сосуды. Когда свя­щенники поднимали Ковчег Завета, Моисей говорил: «Восстань, Господи, и рассыплются враги Твои, и побегут от лица Твоего не­навидящие Тебя!». Когда же народ делал остановку и левиты опускали Ковчег, тогда Моисей говорил: «Возвратись, Господи, к тысячам и тьмам Израилевым!». За ле­витами шли племена, каждое под своим знаменем, а в конце гна­ли огромные стада овец и вьючных ослов. Колонну охраняли спе­циальные вооруженные отряды и высланные вперед разведчики.
Хотя от Синая до Ханаана по прямому пути было не очень большое расстояние, но, ввиду отсутствия хороших дорог, евреи медленно и с большим трудом пробирались по горным ущельям и долинам Синайского полуострова. Три дня шли они по пусты­не под палящими лучами солнца и снова возроптали. Посколь­ку запрещалось закалывать овец, люди питались одной манной, на которую многие, особенно прихотливые люди, смотрели с от­вращением. Вдобавок ко всему в стане однажды вспыхнул по­жар и уничтожил много ценного имущества. Обескураженные трудностями, голодом и понесенными потерями, израильтяне горестно сидели перед своими шатрами и сетовали на Моисея за то, что он уговорил их покинуть Египет. С нежностью и глубо­кими воздыханиями вспоминали они добрые старые времена, забыв о рабстве и преследованиях: «Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром, огурцы и дыни, и лук, и репчатый лук и чеснок; а ныне душа наша изнывает; ничего нет, только ман­на в глазах наших».
Моисея глубоко оскорбило малодушное поведение его наро­да, и он с дерзновенной молитвой обратился к Господу: «Для че­го Ты мучишь раба Твоего? И почему я не нашел милости пред очами Твоими, что Ты возложил на меня бремя всего народа се­го?.. Я один не могу нести всего народа сего, потому что он тя­жел для меня...». Господь услышал слезные воздыхания Своего верного раба и повелел ему избрать из сре­ды израильтян семьдесят старейшин, которые должны были по­могать ему управлять народом. Семьдесят старейшин с этого времени составляли постоянный совет при Моисее. Совет ста­рейшин спустя много веков был переименован в Синедрион -высший орган управления в Израиле.
Затем Господь повелел Моисею передать нетерпеливому наро­ду, что они будут есть мясо не один день, а целый месяц, пока оно не сделается для них отвратительным. По повелению Божию поднялся сильный ветер, который к израильскому стану пригнал большие стаи перепелов. Израильтяне кинулись ловить птиц и стали жадно их поедать. Перепелов было такое множество, что можно было сушить мясо даже про запас. Однако нетерпеливых маловеров ожидала суровая кара. В лагере распространилась бо­лезнь, и люди умирали сотнями. Вскоре вся земля вокруг покры­лась могилами, и, покидая это место страдания и траура, изра­ильтяне назвали его Гробы прихоти, поскольку там хоронили тех, кто пал жертвой маловерия и жадности.

На следующей стоянке, в Асирофе, случилось нечто еще бо­лее печальное: взбунтовались ближайшие родственники Мои­сея. Мариам и Аарон упрекали своего брата в том, что он же­нился на ефиоплянке, т. е. на женщине иного происхождения, и к тому же рабыне. Неизвестно, при каких обстоятельствах это произошло: то ли первая жена Моисея, дочь священника Иофора, умерла, то ли ефиоплянка была наложницей. Но не это бы­ло важно - родственники Моисея возмущались тем, что он пре­небрег древней традицией евреев.
В основе семейных раздоров крылись, однако, более глубо­кие противоречия. Пророчица Мариам и первосвященник Аа­рон стали возмущать израильский народ против Моисея и уни­жать его достоинство, как посланника Божия. Они ходили по лагерю и жаловались: «Одному ли Моисею говорил Господь? не говорил ли Он и нам?». Это было явное восстание против Богом установленной власти, и Господь за это наказал строптивых. Раскаявшегося Аарона Господь простил, а Мариам была наказана проказой и удалена из лагеря. Спустя семь дней, по молитвам Моисея, Господь исцелил Мариам от проказы, и она вернулась в стан. Случай в Асирофе не был исключением. Он показал, что в израильском стане назревало открытое восста­ние против Моисея, что и случилось в пустыне Фаран.

Наконец, после тяжелых испытаний и невзгод, омрачивших дух великого вождя, израильтяне дошли до южной границы Хана­ана и остановились в пустыне Фаран, недалеко от города Кадеша.
Со времени Авраама в Палестине произошли большие измене­ния. Кочевые племена стали вести оседлый образ жизни. Появи­лось много великих княжеств с хорошо укрепленными городами. Поэтому, чтобы перейти границу и начать военные действия про­тив ханаанских княжеств, Моисею надо было иметь точные сведе­ния о военном могуществе страны. С этой целью он посылает в Ханаан двенадцать соглядатаев (разведчиков), отобрав по одно­му из каждого колена. «Пойдите в эту южную страну, - поучал их Моисей, - и взойдите на гору, и осмотрите землю, какова она, и народ живущий на ней, силен ли он или слаб, малочислен ли он или многочислен?».
Разведчики, не встречая никаких препятствий, с успехом вы­полнили порученное им задание. Спустя сорок дней они верну­лись в лагерь и в доказательство плодородия обетованной земли принесли на шестах тяжелые грозди винограда, гранаты и соч­ные смоквы. Эти дары природы вызвали неописуемый восторг у израильтян. Но этот восторг сразу исчез, едва разведчики поде­лились с ними своими наблюдениями. По их словам, Ханаан дей­ствительно изобиловал природными богатствами, но о его завое­вании не могло быть и речи, так как границы страны защищали мощные крепости, гарнизоны которых состояли из исполинов.
Израильтяне, так легко кидавшиеся из одной крайности в другую, снова впали в отчаяние. «О, если бы мы умерли в земле Египетской, или умерли бы в пустыне сей! - оплакивали они свою судьбу. - И для чего Господь ведет нас в землю сию, что­бы мы пали от меча? Жены наши и дети наши достанутся в до­бычу врагам. Не лучше ли нам возвратиться в Египет?». Проклятия и жалобы становились все громче и в конце концов завершились бурными беспорядками. Подст­рекатели и смутьяны требовали смещения Моисея и выбора но­вого вождя. «Поставим себе начальника, - кричали они, -и возвратимся в Египет».
 Иисус Навин и Халев, участвовавшие в разведке, ревностно старались успокоить взбунтовавшийся народ и, разорвав на себе одежды, убеждали маловеров, что с Божьей помощью можно ов­ладеть Ханааном, для этого евреям надо иметь только крепкую веру в Того, Кто так чудесно вывел их из Египта. Такие слова еще больше раздражали толпу маловеров, и они с яростью наки­нулись на Иисуса Навина и Халева, собираясь побить их камня­ми. Смельчаков спасло только то, что они спрятались во дворе Скинии. Разъяренная толпа обступила Скинию и хотела побить камнями не только Иисуса и Халева, но и своего вождя и перво­священника.
Наверное, возбужденная толпа не остановилась бы ни перед чем, если бы слава Господа в виде облака не осенила Скинию. Обращаясь к Моисею, Господь сказал: «Доколе будет раздражать Меня народ сей? И доколе будет он не верить Мне при всех зна­мениях, которые делал Я среди его? Поражу его язвою и истреб­лю его и произведу от тебя [и от дома отца твоего] народ много­численнее и сильнее его».
С пламенной молитвой Моисей обратился к Богу о помило­вании Израиля. И опять молитва вождя спасла евреев от неми­нуемой гибели. Но хотя и в этот раз по молитвам Моисея изра­ильтяне избавились от гнева Божия, все же стало ясно, что это старое поколение, воспитанное в Египте, недостойно наследо­вать обетованную землю. Господь повелевает Моисею сообщить народу о том, что ни один израильтянин старше двадцати лет не удостоится милости войти в обетованную землю. В течение со­рока лет (по числу сорока дней пребывания соглядатаев в обе­тованной земле) израильтянам предстоит скитаться в пустыне, и в пустыне старшее поколение закончит свою бренную жизнь. Только тем, кому еще не исполнилось двадцати лет, т. е. поко­лению, рожденному и воспитанному уже в суровых условиях кочевой жизни, суждено вступить в землю обетованную. Нака­зание не распространялось, однако, на Иисуса Навина и Халева. В награду за непоколебимую веру в промысл Божий их ожи­дала высокая честь - вести молодое поколение в Ханаан.
Весть о сорокалетнем странствовании в пустыне опечалила израильский народ. На следующий день зачинщики бунта, со­брав большое войско, решили самовольно, без благословления Божия, предпринять завоевание обетованной земли, но при пер­вом же столкновении с амаликитянами и ханаанеянами были разбиты. Только после этого евреи смирились, и Моисей вновь обрел власть над своим народом.

Из пустыни Фаран Моисей повел израильтян на юг Синайского полуострова, и некоторое время народ жил у берегов залива Акаба. Затем они переселились в окрестности города Кадета, где были бла­гоприятные условия для скотоводства. В поисках питьевой воды и хороших пастбищ для скота израильтяне в течение тридцати вось­ми лет переходили с одного места на другое и, где находились такие благоприятные условия, там останавливались на долгое время.
Вообще в библейской истории (повествовании) дается совсем немного сведений о странствовании евреев по пустыне. Это была нелегкая школа труда и всевозможных испытаний, из которых на­род должен был выйти обновленным и возрожденным. Пустыня для евреев была школой не только физического, но и нравственно­го воспитания. Во время странствования по пустыне в еврейском стане действовали очень строгие законы, немилосердно каравшие всех тех, кто нарушал религиозные или гражданские установле­ния. Так, например, был побит камнями один человек за то, что он в субботний день собирал дрова. Такая строгость способствова­ла тому, что израильтяне постепенно приучали себя быть ревност­ными исполнителями Синайского законодательства. Но несмотря на все эти строгости, возмущения в стане не прекращались.








воскресенье, 23 сентября 2012 г.

Моисей

часть 4. Пряник и кнут.

"Итак, Израиль, чего требует от тебя Господь, Бог твой? Того только, чтобы ты боялся Господа, Бога твоего, ходил всеми путями Его, и любил Его, и служил Господу, Богу твоему, от всего сердца твоего и от всей души твоей, чтобы соблюдал заповеди Господа и постановления Его"

Моисей вновь взошел на гору и оставался там сорок дней и ночей, беседуя с Богом. Тем временем люди, долгое время ожидая Моисея, чувствуют себя осиротевшими и боятся, что вождь навсегда покинул их. Его учение о незримом Творце с трудом проникало в сознание израильтян, еще недавно чтивших идолов. Поэтому они принуждают Аарона сделать им изваяние тельца, который бы олицетворял Яхве, и устроить в честь Него праздник.
     В прошлом экзегеты считали, что золотой телец есть вариант египетского Аписа, почитавшегося в виде быка.  Однако теперь признается боле вероятным, что телец выступал здесь в качестве общесемитского символа божества плодородия (каким и хотели представить Яхве).

Тогда Аарон сказал им: "Выньте золотые серьги из ушей ваших и принесите ко мне". Они принесли ему серьги, а Аарон взял их и сделал из них литого тельца и обделал его резцом. Израильтяне увидели тельца и воскликнули: "Вот бог твой, Израиль, который вывел тебя из Египта !" На следующий день они встали рано и принесли жертвы тельцу, называя его своим господом. Затем народ сел есть и пить, а потом стал играть.

Господь же сказал Моисею на горе: "Поспеши сойти, ибо развратился народ твой, который ты вывел из земли Египетской; скоро уклонились они от пути, который Я заповедал им..."

Спустившись с горы, Моисей в сопровождении своего помощника, юного Иисуса Навина, направился к лагерю и вскоре услышал громкий шум, доносившийся оттуда. Иисус, прирожденный боец, сказал: “Военный крик в стане”. Но Моисей возразил: “Это не крик побеждающих и не вопль поражаемых; я слышу голос поющих”.
Войдя в лагерь и увидев толпу, которая плясала и пела вокруг золотого тельца, Моисей (даром что по характеру был “кротчайшим из всех”) пришел в страшный гнев. Он швырнул наземь скрижали, которые разлетелись на куски, бросил золотого тельца в огонь, его обугленные остатки растер в порошок, высыпал в воду и потребовал, чтобы все израильтяне выпили ее. Не удовольствовавшись этим, Моисей приказал левитам, которые одни из всех израильтян отказались поклоняться золотому тельцу: “Возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего”. Левиты выполнили страшный приказ и убили около трех тысяч человек.
Бог был разгневан предательством избранного им народа еще больше, чем Моисей, и решил было истребить всех израильтян и произвести новый народ от одного Моисея. Моисей с трудом отговорил его от этого намерения и упросил на этот раз простить евреев.
   В рассказе о золотом тельце как бы испытывается и вера Моисея. Бог предлагает ему стать новым Авраамом, основателем нового народа Божия, в то время как прежний будет истреблен.  Но Моисей выступает ходатаем за падших.  Им движет не только сострадание к Израилю, но и ревность о Боге, Завет Которого должен быть непреложным.  "И отменил Господь зло, о котором сказал, что наведет его на народ Свой".
Виновные, однако, были сурово наказаны.  С этого момента на сцену впервые выступают  левиты  в качестве сподвижников Моисея. Прежде это колено ничем не выделялось среди других. Оно не только не было специально посвящено Богу, но и отличалось особой жестокостью.  Однако с тех пор как левиты проявили верность Моисею, они становятся священническим коленом.
Первые скрижали Моисей разбивает в гневе, видя людей, ликующих вокруг золотого тельца, но в знак прощения им даются другие. После грехопадения Израиля пророк устанавливает законы культа.  Основными его принадлежностями являются Ковчег Завета и Скиния.  Вместе они составляют своего рода походное святилище, необходимое в странствии по пустыне.

Бог приказал Моисею сделать две каменные скрижали вместо разбитых и продиктовал те слова, которые Моисей должен был на них записать. Кроме того, Яхве пожелал иметь свой шатер среди израильтян, но предупредил, что сам не поведет их в землю обетованную [клятвенно обещанную], так как в гневе может, сам того не желая, уничтожить народ, уже однажды предавший Бога, несмотря на только что заключенный завет.
По указаниям Моисея, полученным от самого Бога, израильтяне сделали скинию — большой, богато украшенный шатер. Внутри скинии стоял ковчег завета — деревянный, обитый золотом сундук с изображениями херувимов наверху. Согласно данным восточной археологии, херувимы изображались в виде крылатых львов или быков с человеческими лицами.  Они знаменовали походный престол Господень, с которого Он незримо повелевал Своим народом.  Когда отправлялись в путь, ковчег поднимали со словами:  "Восстань, Господи, и рассыплются враги твои, и побегут от лица Твоего ненавидящие Тебя", а когда останавливались, говорили: "Возвратись, Господи, к тысячам и тьмам Израилевым!". В ковчеге лежали принесенные Моисеем скрижали со словами Бога. 
Из золота были сделаны и другие необходимые для богослужения предметы, из которых выделялся семисвечник — светильник в форме растения со стеблем и шестью ветвями, на которых должны были гореть семь лампад.
Приносить жертвы Богу и вообще служить ему должны были священники, одетые в богатые одежды, расшитые золотом и драгоценными камнями. Первыми священниками Яхве стали Аарон и его сыновья.
Поначалу Бог часто являлся в скинию и Моисей ходил туда беседовать с ним. Если днем скинию окутывало облако, а ночью шатер светился изнутри, это было знаком присутствия Яхве.
  Перед Скинией совершались обряды и жертвоприношения. Возникает вопрос:  для чего нужно было это внешнее богослужение, если Декалог утверждал нравственные принципы как высшее служение Богу?  Ответ дают св. Отцы.  "Когда они (израильтяне),  –  поясняет свт. Ириней Лионский,  –  решились сделать тельца... то получили прочее служение,  сообразное с их пожеланием,  хотя не отделявшее их от Бога, но державшее их под игом" .  "Не жертвоприношения и заколание жертвы,  –  пишет бл. Иероним,  –  преимущественно требовались Богом, а то, чтобы они не были приносимы идолам и чтобы от плотских жертв мы, как бы через образ и подобие, переходили к духовным жертвам".  Свт. И. Златоуст говорит еще определенней:  он указывает, что Бог  допустил  в израильском культе многое из того, "что  наблюдали язычники  в своем служении демонам", т.е. богам .  Иными словами, ритуальные законы были снисхождением к грубости религиозного сознания народа. Историки находят в них немало параллелей с деталями внебиблейских культов. Даже сам Ковчег имел прототип в египетской религии.
Скиния была сделана разборной, а ковчег переносным. Если облако вокруг скинии исчезало, то пора было двигаться в путь. Люди разбирали и укладывали полотнища скинии, вставляли длинные шесты в золотые кольца, прикрепленные к углам ковчега завета, и несли его на плечах.

Однажды Господь через Моисея повелел Своему народу построить другую скинию, куда народ мог бы приносить жертвы Богу, и где присутствие Его было бы постоянным.
"И сказал Моисей всему обществу сынов Израилевых: "Вот что заповедал Господь: Сделайте от себя приношения Господу; каждый по усердию пусть принесет приношение Господу, - золото, серебро, медь, шерсть голубого, пурпурового и червленого цвета, и виссон, и козью шерсть, кожи бараньи красные, и кожи синие, и дерево ситтим, и елей для светильника, и ароматы для елея помазания и для благовонных курений. Камень оникс и камни вставные для ефода и наперсника. И всякий из вас мудрый сердцем пусть придет и сделает все, что повелел Господь."
И пошло все общество сынов Израилевых от Моисея. И приходили все. кого влекло к тому сердце, и все, кого располагал тому дух. и приносили приношения Господу для устроения скинии собрания и для всех потребностей ее, и для священных одежд. И приходили мужья с женами, и все по расположению сердца приносили кольца, серьги, перстни и привески, всякие золотые вещи, каждый, кто только хотел приносить золото Господу. И каждый, у кого была шерсть голубого, пурпурового и червленого цвета, виссон и козья шерсть, кожи бараньи красные и кожи синие, - приносили их. И каждый, кто жертвовал серебро или медь, приносил это в дар Господу; и каждый, у кого было дерево ситтим, приносил его на всякую потребность для скинии.
Господь любит добровольно дающих. Он щедро благословляет того, кто от всего сердца и из любви к Нему жертвует на Его дело.

Вокруг скинии находился двор, длинною приблизительно в 50 м и шириною в 25 м. Двор был окружен завесами, висевшими на столбах, обложенных медью. Сама же скиния имела форму прямоугольника, приблизительно 15 м длиной, 5 м шириной и 5 м вышиной. Вход был с восточной стороны.
Внутри скинии было два отделения. Первое помещение, называемое "Святилище", было больше размером, и в нем находился золотой жертвенник куревия. Возле жертвенника стоял золотой стол, на котором лежали двенадцать хлебов. Эти хлебы назывались "хлебами предложения" или священными хлебами. В этом же помещении находился золотой светильник с семью лампадами. Второе, внутреннее помещение, отделилось от первого завесой. Там находился золотой "ковчег завета" (или ковчег откровения), т.е. сундук с изображением двух золотых ангелов. В нем хранились скрижали завета, на которых было написано десять заповедей. Все второе помещение наполнила слава и присутствие Божие и поэтому оно называлось "Святое святых".
В "Святилище" позволялось входить только священникам а в "Святое-святых" только первосвященнику один раз в год.
Когда новую скинию собрания построили, Моисей освятил ее и священников, которые должны были служить в ней. После этого облако покрыло всю скинию собрания и слава Божия наполнила ее. В ночное время облако горело в скинии огнем, а днем стояло над ней. Иногда облако поднималось высоко над скинией. Это был знак от Бога. И по этому знаку народ отправлялся в путь в ту прекрасную землю Ханаанскую, куда Господь вел их из Египта.
Скиния называется в Библии также "скинией откровения" и "скинией собрания", так как народ собирался вокруг нее для богослужения.










воскресенье, 9 сентября 2012 г.

Моисей

Часть3. Договор.

У подошвы Синая, в оголенной долине, Моисей приказал разбить лагерь. Со страхом смотрели израильтяне на гранитные утесы, которые стояли подобно сторожевым башням при входе в загадочный мир духов. Из уст в уста передавались леденящие кровь рассказы. Здесь, в обители грозного Яхве, оживали все те предания, которые издревле окружали священную гору. Говорили, что ночами Владыка Синая ходит среди ущелий и горе тому, кто встретит Его на пути. Яхве обитает в таинственном мраке, У Него нет никакого образа, и только голос Его может прозвучать с вершины, как он прозвучал Моисею из пылавшего куста. Другие, напротив, полагали, что Яхве имеет человекоподобный облик, но ни один смертный не может остаться живым, взглянув на Его лицо.
Для народа синайский Бог был прежде всего Божеством огня и бури. Быть может, не случайно само Его имя созвучно со словом «хава» — «веяние». Он всегда является в пламени, от Его раскаленного дыхания тают холмы и плавятся гранитные утесы. Его окружают сонмы «сынов Божиих», Он повелевает небесными светилами. Среди богов нет более могущественного, чем Яхве. Он Бог Синая, но он же Владыка пустыни, Сеира и Ханаана. После исхода Яхве показал свою власть над Амоном и другими богами Мицраима. Так постепенно в сознании кочевников синайский бог грома и огня превращается в мирового Бога. Ведь «мир» для них ограничивался Египтом и Передней Азией, а дальше начинались окраины Вселенной.
Наконец Моисей открыл свою цель народу. Он объявил, что Яхве для того освободил Израиль и привел к Себе, чтобы заключить с ним вечный союз, или Завет. Отныне Израиль станет избранным народом Яхве, а Яхве берет на себя особое попечение о своих людях.

Через несколько дней после остановки у Синая вождь велел готовиться к великому моменту: люди заключали торжественный союз с Богом. Это было нечто неслыханное, ибо в сознании восточных народов человек был совершенным ничтожеством по сравнению с Божеством и заключение между ними союза было бы невероятной дерзостью.
Но здесь сам Владыка Жизни устами своего пророка объявляет условия этого поразительного договора: «Если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля, а вы будете у Меня царством священников и народом святым».
Так рождается Народ Завета, Народ Божий, из семени Авраамова выходят первые, еще слабые ростки Ветхозаветной Церкви, прародительницы Церкви Вселенской. Отныне история религии будет уже не только историей тоски, томления и поисков, но она станет историей Завета, диалога между Творцом и человеком.

 С утра гору покрыло густое облако, над ней сверкали молнии и гремел гром. Моисей вывел народ к подножию горы и шагнул за черту, переступать которую под страхом смерти не мог, кроме него, никто. Тем временем “гора Синай вся дымилась оттого, что Господь сошел на нее в огне; и восходил от нее дым, как дым из печи, и вся гора сильно колебалась. И звук трубный становился сильнее и сильнее. Моисей говорил, и Бог отвечал ему”.
Между тем Моисей отделился от толпы и стал подниматься все выше и выше к синайской вершине. Вот он уже скрылся среди утесов, уходя туда, где тучи, где неистовствует гроза и буря, где густой сумрак окружает божественную Тайну...

Человечество во все века смотрело на горные вершины с каким-то невольным благоговением и страхом. Эти гиганты, вздымающиеся высоко над грешной землей, уходящие пиками в небесные дали, кажутся святилищами, созданными самой природой, естественными алтарями и храмами, своим немым величием прославляющими Творческую мощь. Поэтому легко вообразить, что чувствовали израильтяне, когда их пророк начал восхождение на священный Синай. Они строили догадки, рисовали себе грандиозные и устрашающие картины встречи Моисея с Ягве. Человек, дерзнувший взойти по ступеням великого Алтаря, не побоявшийся проникнуть во мрак, где сокрыто Божество, казалось, не мог быть простым смертным...
Но вот Моисей снова в лагере Израиля. В торжественной тишине провозглашает он Божий Завет и кропит народ жертвенной кровью в знак заключения Союза.


1. Я — Яхве, Бог твой, который вывел тебя из земли Мицраим, из Дома рабства. Ты не должен иметь других богов пред Лицом Моим. 
2. Ты не должен делать себе никакого изображения божества. 
3. Ты не должен употреблять понапрасну имя Ягве, Бога твоего. 
4. Помни день субботы, чтобы праздновать его. 
5. Почитай отца и мать, 
6. Ты не должен убивать. 
7. Ты не должен распутничать. 
8. Ты не должен красть. 
9. Ты не должен давать ложного свидетельства на ближнего своего. 
10. Не желай дома ближнего твоего, ни жены его, ничего, что у ближнего твоего.

Таким образом, в заповедях Божьих, утверждается, что следует поклоняться одному только Богу и не делать никаких изображений для поклонения. Вера в единого Бога называется "монотеизм", т.е. “единобожие”, у других народов, в отличие от евреев, существовал политеизм - “многобожие”; богов представляли в виде людей, животных, или существ, объединяющих в своем облике черты человека и животного. Изображения богов назывались кумирами или идолами. Перед ними люди приносили жертвы и молились.
Под страхом наказания Бог запретил произносить его имя без всякого повода. Приказал также, в память о том, что Он сотворил мир за шесть дней, а на седьмой отдыхал, работать шесть дней; на седьмой, названный субботой, нельзя было делать никакого дела. В заповедях даны также правила морали, общие, пожалуй, для любого цивилизованного народа.

Кроме десяти заповедей, Бог продиктовал Моисею законы, в которых говорилось о том, как должен жить народ Израиля.
Моисей записал все слова Яхве и пересказал их народу. Затем была принесена жертва Богу. Моисей обрызгал жертвенной кровью алтарь и весь народ, сказав при этом: “Вот кровь завета, который Господь заключил с вами...” И поклялся народ свято соблюдать союз с Богом.



 Моисей вновь взошел на гору и оставался там сорок дней и ночей, беседуя с Богом. Тем временем людям надоело долгое ожидание, они пришли к Аарону и потребовали: “Встань и сделай нам бога, который бы шел перед нами; ибо с этим человеком, с Моисеем, который вывел нас из земли Египетской, не знаем, что сделалось”.

воскресенье, 22 июля 2012 г.

Моисей

Часть 2. Исход

В Египте стенание угнетенного народа доходит до Яхве, и Моисей оказывается призван к своей освободительной миссии. Когда он пасет овец тестя близ горы Хорив (на Синайском полуострове), ангел Яхве окликает его из тернового куста, объятого пламенем и несгорающего (так называмая неопалимая купина), и говорит от имени Яхве: "Я бог отца твоего, бог Авраама, бог Исаакаи бог Иакова" (Ветхий завет, Исход 3, 6) - чем устанавливается преемство будущей религии Яхве по отношению к преданиям времен праотцов; с другой стороны подчеркивается (Ветхий завет, Исход 6, 3), что если праотцы не знали имени Яхве, и им бог являлся как "Шаддай", то Моисею вверено новое имя. 


Яхве- в иудаизме непроизносимое имя бога. Согласно ветхозаветному преданию, было открыто богом Моисею в богоявлении при горе Хорив. Когда Моисей, которому бог явился в неопалимой купине, спрашивает его, "как ему имя", бог отвечает речением: "Я есмь сущий" (Ветхий завет, Исход 3, 14). Далее бог говорит Моисею: "Являлся я Аврааму, Исааку и Иакову [как, то есть под именем]: "Бог всемогущий (Эль-Шаддай, el sadday), а под именем моим 'Господь' [Яхве] не открылся им" (Ветхий завет, Исход 6, 3) - раскрытие этого имени рассматривается, таким образом, как знак особого откровения, данного Моисею.
Таким образом в иудаизме наметился переход от создателя всего сущего, о котором надо знать и помнить, к Господу, которому нужно поклоняться и молиться, от веры к религии, от свободы к духовному рабству. Собственно трудно было ждать другого от Моисея - воспитанника египетских жрецов.

На первом этапе Моисей получает приказ пойти вместе со старейшинами к фараону и от имени Бога потребовать у него отпустить народ на три дня в пустыню, чтобы принести жертву Богу, открывшемуся Моисею. Ошеломленный Моисей пытается уклониться от столь высокой миссии под разными предлогами: он косноязычен, задание ему не по силам, он сомневается в том, что израильтяне согласятся слушать его, потому что они не знают, от имени какого бога он выступает. Но Бог неумолим. Раскрыв Моисею свою вечность и всемогущество, Он наделяет Моисея чудотворной силой и назначает его старшего брата Аарона толмачом и вестником Моисея (Исх. 3:11–18; 4:1 — 15): «Итак он [Аарон] будет твоими устами, а ты будешь ему вместо Бога» (Исх. 4:16).
В ответ на требование Моисея и Аарона отпустить евреев на краткое время для жертвоприношений в пустыню фараон еще более отягощает работы израильтян, так что народ ропщет на Моисея, только ухудшевшего его положение. Тогда Яхве ставит 80-летнего Моисея "богом фараону" (Ветхий завет, Исход 7, 1) и начинает творить его рукой грозные чудеса: на глазах фараона жезл Аарона превращается в змею и поглощает жезлы магов фараона. 
Затем Яхве через Моисея насылает на египтян "казни египетские", числом десять (для сравнения: десять "да будет" в библейском рассказе о сотворении мира, десять заповедей и т.п.): вода Нила приобретает цвет крови и смрадный запах, делаясь непригодной для питья; Египет наполняется полчищами жаб; мошкары; песьих мух; идет падеж скота; у скота и людей распространяются гнойные нарывы; повсюду, кроме Гесема, где живут евреи, проходит сокрушительный град; является саранча; в воздухе висит "осязаемая тьма". 
Во время последней казни погибают все первенцы Египта, включая сына фараона. Лишь тогда владыка Египта не только соглашается отпустить евреев, но даже требует, чтобы они покинули страну немедленно. В память о поспешном бегстве из Египта, когда израильтянам пришлось печь еще не успевшее взойти тесто, в праздник Песах, которым ежегодно отмечается Исход, заповедано есть только пресный хлеб — маццу (Исх. 13:6–7). Это предписание — один из трех законодательных актов, данных Моисею по повелению Бога еще накануне Исхода. Они включают также пасхальное жертвоприношение и посвящение первенцев Богу и носят ритуальный характер в ознаменование основополагающего события еврейской истории. 
Согласно библейской и более поздней еврейской традиции, это первый шаг в длительном процессе формирования еврейской религии, в котором Моисей выступает посредником между Богом и еврейским народом. Моисей беспрекословно выполняет повеления Бога и осуществляет Божественный план освобождения народа, с которым Бог заключает союз (см. Завет). С тех пор Моисей посвящает всю свою жизнь превращению закабаленных племен в народ, избранный Богом («царство священников, народ святой»; Исх. 19:6). 


 Израильтяне покидают Египет 15 дня месяца нисан (см. Календарь). Фараон, однако, вскоре начинает жалеть, что отпустил израильтян, и выходит в погоню за ними. Войско фараона настигает израильтян у Чермного (Красного) моря. "И простер Моисей руку свою на море, и гнал Яхве море сильным восточным ветром всю ночь, и сделал море сушею, и расступились воды; и пошли израильтяне среди моря по суше" (Ветхий завет, Исход 14, 21-22); когда же египтяне вступают на морское дно, вода накрывает их, избавляя преследуемых от погони (подобного рода феномены описаны для Сирбонского моря в греческой географической традиции, хотя легенда, по-видимому, не вполне точна в топографии происшествия). Переход через Красное ("Чермное") море (то есть через лиман этого моря на пути к Синайскому полуострову) - центральный момент всей истории исхода, ёмкий символ чудесного выхода из безвыходного положения (по позднейшей еврейской легенде, море не сразу расступилось под жезлом Моисея, но ждало, когда первый уверовавший шагнет прямо в пучину). Моисей воспевает Яхве торжественное славословие.


 С первых же дней скитания в безводной пустыне израильтяне подвергаются разным лишениям. Отсутствие питьевой воды и скудная пища вызывают ропот, и не раз дело доходит до открытого бунта против Моисея и Аарона. Моисей вынужден по повелению Бога совершить несколько чудес: опреснить горькую воду, высечь родник в скале, накормить народ манной небесной, а позднее мясом перепелов, стаи которых неожиданно покрывают пустыню.
За этим следует первое военное столкновение с племенами амаликитян; битва решается молитвой Моисея, стоящего на вершине холма и поднимающего в сакральном жесте руки (в одной из которых - все тот же жезл); когда он не может бороться с усталостью, Аарон и Ор поддерживают его руки (Ветхий завет, Исход 17, 8-16). 
На третий месяц по исходе из Египта, в новолуние (сакральный момент) народ выходит к Синайской горе, избранной Яхве для своего центрального по замыслу явления и для заключения "завета" с Израилем.

Исх. 19:1-3: «В третий месяц по исходе сынов Израиля из земли Египетской, в самый день новолуния, пришли они в пустыню Синайскую. И двинулись они из Рефидима, и пришли в пустыню Синайскую, и расположились там станом в пустыне; и расположился там Израиль станом против горы. Моисей взошел к Богу [на гору], и воззвал к нему Господь с горы…» 

суббота, 12 ноября 2011 г.

Моисей

часть 1 Рождение пророка

Предистория: Тесно было братьям Исаву и Иакову в Ханаане, и, пользуясь украденным правом первородства выжил Иаков Исава из Ханаана. Отправился род Исава скитаться по пустынным землям. а род Иакова занял весь плодородный Ханаан. Иаков добросовестно выполнял наказ всевышнего "плодитесь и размножайтесь" и наплодил 12 детей, не считая дочерей. Иосиф был одинадцатым сыном Иакова, и первенцем его любимой жены Рахили.  Будучи поздним ребенком («сыном старости»), Иосиф был особенно обласкан своим отцом, что возбуждало ревность в его братьях. Эта ревность особенно усилилась после того, как Иосиф рассказал им два своих сна: в одном из них снопы, связанные братьями, поклонились снопу Иосифа, а в другом солнце, луна и одиннадцать звезд поклонились Иосифу; эти сны явно указывали на то, что Иосиф будет царствовать над братьями . Однажды, увидев Иосифа, которого отец послал за ними, братья решили убить его, однако Рувим отговорил их от этого, и вместо этого они продали его в рабство купцам, караван которых направлялся в Египет, а Иакову сказали, что мальчика сожрал дикий зверь.Так попал Иосиф в Египет.
В Египте праведный Иосиф был продан Потифару, начальнику царских телохранителей и, благодаря своему уму и добродетели, заслужил доверие своего господина. Праведный Иосиф был удивительно красив, и жена Потифара хотела принудить его к прелюбодеянию. Но целомудренный юноша отверг соблазн. Тогда жена Потифара от злобы и стыда оклеветала праведного Иосифа перед мужем, будто юноша хотел осквернить ее. Поверив лжи, Потнфар заточил невинного юношу в темницу.

В заключении Иосиф добился расположения начальника тюрьмы, поставившего его над всеми узниками. Однажды Иосиф истолковал сны находившихся в заточении начальника пекарей и начальника виночерпиев фараона, первому предсказав скорую казнь, второму — освобождение и восстановление в должности. Предсказание Иосифа сбылось, однако начальник виночерпиев, несмотря на просьбу Иосифа походатайствовать за него перед фараоном, вспомнил о нем лишь через два года, когда никто из мудрецов не смог истолковать сон фараона.
Доставленный ко двору Иосиф истолковал сон как предзнаменование семи лет изобилия, на смену которым придут семь неурожайных лет, и посоветовал назначить чиновника с широкими полномочиями для создания в течение изобильных лет продовольственных запасов в закромах фараона, которые позволят предотвратить голод в последующие неурожайные годы.
Фараон, впечатленный разумностью плана, поручил его осуществление самому Иосифу, которому тогда исполнилось 30 лет. Иосиф стал самым высоким сановником при дворе фараона: его предсказания сбылись и на этот раз, и план был блестяще выполнен. Благодаря ему в период тяжелой засухи Египет стал житницей для окружающих стран. За зерно землевладельцы отдавали фараону свои поля, и таким образом все земли Египта перешли в его личное владение.
С наступлением голодных лет десять братьев Иосифа прибыли в Египет, чтобы купить зерно, и предстали перед Иосифом, которого они не узнали. Иосиф не открылся братьям, обошелся с ними крайне сурово и, обвинив в соглядатайстве, содержал их три дня под стражей. Затем, потребовав, чтобы братья в доказательство своей невиновности привезли к нему младшего брата Биньямина, Иосиф оставил заложником Шим‘она и отпустил братьев домой с купленным зерном. 
Жестокий голод и уговоры сыновей побудили Иакова согласиться на разлуку с Биньямином. По прибытии братьев Иосиф освободил Шим‘она и пригласил их на трапезу. Приказав управителю тайно положить уплаченные братьями за зерно деньги в их мешки, а в мешок Биньямина спрятать серебряную чашу, Иосиф отпустил их. Однако не успели братья на рассвете следующего дня выехать из города, как посланный Иосифом слуга обвинил их в воровстве. Чаша была обнаружена у Биньямина, и ошеломленные братья вновь предстали перед Иосифом, который потребовал обращения виновного в рабство. Однако, когда Иехуда предложил взять на себя вину Биньямина, Иосиф не смог больше сдерживаться и открылся братьям. В своем великодушии он даже высказал мнение, что его продажа в рабство братьями была актом Провидения для спасения всей семьи в голодные годы. Велев братьям спешить в Ханаан, чтобы перевезти в благоденствующий Египет отца и все семейство, Иосиф отпустил их. 
Когда сыновья рассказали престарелому Иакову о случившемся, тот направился к Беер-Шеве, возле которой Бог утвердил его в намерении переселиться в Египет. В Гошене в дельте Нила Иакова встретил Иосиф после 22 лет разлуки, и с разрешения фараона семейство Иакова поселилось в этой области. 

Но все когда-нибудь кончается, умер мудрый Иосиф, умер ,благоволивший ему фараон, на престол взошел новый фараон, с ним пришла изголодавшиеся по халяве приближенные. Ну и, естественно, экономика такого напора не выдержала.
Вот тогда мудрые советники фараона придумали аксиому, актуальную по сей день "если где-то что-то у кого-то получается не так, как хочется, а, наоборот очень плохо, то виноваты евреи".
Поэтому фараон "усомнился"  в верности Египту потомков Иосифа и его братьев и закабалил израильтян, отправив их на царские работы. Каторжный труд не сократил, однако, их численности, и фараон приказал топить в Ниле всех новорожденных младенцев-израильтян мужского пола. В ту пору в семье Амрама родился сын Моисей. Матери Моисея Иохевед удалось скрывать младенца у себя дома в течение трех месяцев. Не имея более возможности прятать ребенка, она оставила его в корзине в зарослях тростника на берегу Нила, где его нашла дочь фараона, пришедшая туда на купание. Поняв, что перед ней один «из еврейских детей», она, однако, сжалилась над плачущим красивым младенцем и по совету сестры Моисея Мирьям, издали наблюдавшей за происходящим, согласилась позвать кормилицу-израильтянку. Мирьям позвала Иохевед, и Моисей был отдан своей матери, которая вскормила его. «И вырос младенец, и она привела его к дочери фараона, и он был у нее вместо сына»
Таким образом Моисей стал приемным сыном дочери фараона. Он вырос среди египетской знати, получил хорошее образование и был наделен значительной властью. Известно, что он занимал пост командующего египетской армией и помог фараону одержать победу над напавшими на него эфиопами. При дворе фараона он провел около 40 лет.
Возмужав, Моисей заинтересовался участью своих порабощенных соплеменников и «вышел к своим братьям». Изнурительный труд израильтян, гнет и издевательство фараоновых надсмотрщиков возмутили его. Увидев однажды, как один из надсмотрщиков избивает еврея на строительных работах, Моисей убил обидчика-египтянина и скрыл его тело в песке.
Однако заступничество Моисея не нашло должного отклика в душах его закосневших в рабстве сородичей. Напротив, когда Моисей снова вышел к ним на другой день, он оказался свидетелем ссоры между двумя евреями, дошедшей до драки. «И сказал он неправому: зачем ты бьешь ближнего твоего? А тот сказал: кто поставил тебя судьей и начальником над нами? Не думаешь ли убить меня, как ты убил египтянина? Моисей испугался и сказал: верно, дело стало известно.
И услышал фараон об этом деле и хотел убить Моисея». Спасаясь от гнева фараона, Моисей бежал в землю мидианитов, где женился на дочери местного жреца Итро Циппоре, которая родила ему сыновей Гершома и Эли‘эзера. Долгие годы Моисей пас овец своего тестя в Синайской пустыне. Поворотным пунктом в его жизни была теофания у горы Хорев, к подножью которой он привел свое стадо. 

Исх. 3:1-5: «провел он стадо далеко в пустыни, и пришел к горе Божией Хориву. И явился ему Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста. И увидел он, что терновый куст горит огнем, но куст не сгорает. Моисей сказал: пойду и посмотрю на сие великое явление, отчего куст не сгорает. Господь увидел, что он идет смотреть, и воззвал к нему из среды куста, и сказал: Моисей! Моисей! Он сказал: вот я! И сказал Бог: не подходи сюда; сними обувь твою с ног твоих; ибо место на котором ты стоишь, есть земля святая»





Погода

Яндекс.Погода
Рейтинг@Mail.ru